Разное

Источник информации: Московская епархия
19 Октября 2011

на прошедшем в москве со 2—4 февраля 2011 г. архиерейском соборе было принято определение «о мерах по сохранению памяти новомучеников, исповедников и всех невинно от богоборцев в годы гонений пострадавших». во исполнение этого определения игумен феофан (щелкунов), окормляющий егорьевский следственный изолятор, просил высшее руководство фсин и начальника егорьевского следственного изолятора и. в. быкова разрешить и оказать содействие в установлении на фасаде учреждения мемориальной памятной доски, на которой предполагалось разместить информацию о новомучениках и исповедниках егорьевских, которые пребывали здесь в годы гонений. просьба была одобрена.

19 октября текущего года состоялось освящение и открытие мемориальной доски. его совершил благочинный егорьевского церковного округа игумен никодим (лунёв) в сослужении настоятеля казанского храма игумена феофана (щелкунова). на мероприятии присутствовали начальник управления фсин по московской области в. в. шевченко и начальник егорьевского следственного изолятора и. в. быков. игумен никодим (лунев) в слове, обращенном к собравшимся, рассказал о священнослужителях и монахинях егорьевского района, которые содержались под стражей в 1930-е годы и были приговорены к расстрелу на бутовском полигоне. все они причислены к лику святых русской православной церкви. в никольском храме при изоляторе в настоящее время находится икона новомучеников и исповедников егорьевских.

в ответном слове в. в. шевченко и. в. быков сказали, что открытие мемориальной доски на фасаде учреждения является историческим фактом не только для сизо, но и для всего города егорьевска, как напоминание о трагическом периоде в истории всей страны.

текст на мемориальной доске гласит: «в здании егорьевского следственного изолятора в 1930-е годы в период массовых гонений на русской православную церковь содержались под стражей репрессированные священнослужители и монашествующие егорьевского церковного округа, многие из которых были приговорены к расстрелу. претерпев страдания и унижения за свои религиозные убеждения, они явили пример христианской любви, незлобия и милосердия, достойно сохранив крепость веры и твердость духа, вплоть до мученической кончины».